КНЯЗЬ ЯРОСЛАВ МУДРЫЙ И ПОЯВЛЕНИЕ «РУССКОЙ ПРАВДЫ» (ЗАКОНА)

К концу княжения Владимира Святославича начались разногласия среди Рюриковичей. Новгородский князь Ярослав Владимирович ведет длительную борьбу за киевский великокняжеский стол. Боярская знать Господина Великого Новгорода толкала Ярослава на борьбу против киевского князя, стремясь тем самым освободиться от дани Киеву, которая в то время составляла две тысячи гривен (или 400 килограммов серебра) в год. Под давлением новгородских бояр Ярослав прекратил платежи дани, что неизбежно вело тогда к военному столкновению между новгородцами и киевлянами.

Узнав о том, что великий князь Владимир готовится к походу на Новгород, Ярослав обращается за военной помощью к варягам. Варяги, жаждавшие славы и добычи, охотно принимают приглашение князя Ярослава и приезжают в Новгород. Их пребывание в городе сопровождается непрерывными насилиями и грабежами мирного новгородского населения. Ярослав знал о бесчинствах варягов, но ничего не предпринимал против них потому, что опасался внезапного набега киевлян и не хотел обострять своих отношений с иноземными войсками. Недовольстве новгородцев варяжскими насильниками вылилось в заговор, в результате осуществления которого насильники-варяги были перебиты в 1015 г.

Князь Ярослав стал на сторону варягов-насильников и жестоко расправился с участниками восстания.

В этот момент пришло известие из Киева о смерти князя Владимира и занятии киевского престола Святополком. Стремление захватить великое киевское княжение заставило Ярослава пойти на уступки новгородцам. Как сообщает летописец, Ярослав обратился к вече и любимой дружине с повинной речью, каялся в безумной расправе над новгородцами и призывал последних на борьбу со Святополком «Окаянным», погубившим своих братьев при захвате киевского стола. Компромисс все же состоялся, так как новгородская знать упорно добивалась независимости от Киева. Ярослав стал готовиться к походу на Киев. Наряду с новгородцами в войсках Ярослава находился тысячный отряд варягов.

Столкновение между войсками Ярослава и Святополка происходит на Днепре и заканчивается победой новгородцев. Киевский стол оказался в распоряжении Ярослава. Но борьба между братьями-князьями не прекращается. Князь Святополк получает военную помощь от польского короля и изгоняет Ярослава из Киева. Борьба затягивается. Ярослав, имея поддержку со стороны новгородцев и варягов, упорно добивается захвата киевского княжества. В 1024 году Ярослав приглашает отряд варягов, возглавляемый конунгом (князем) Гаконом, или Якуном, и утверждается на великокняжеском престоле.

При Ярославе Владимировиче и его сыновьях появляется «Русская Правда» (закон), отразившая развитие феодальных отношений и складывание феодального общества на Руси.

Наряду с летописями, «Русская Правда» является основным источником при изучении социально-экономических отношений в Киевском государстве, которые с середины XI века стали изменяться на основе роста земледелия и скотоводства.

«Русская Правда» - феодальный закон Киевского государства, фиксирующий юридические привилегии различных групп правящего класса. Нормы денежных штрафов, введенные вместо кровной мести, говорят об установившемся юридическом месте бояр, княжеских тиунов (судей), сельских старост, смердов (крестьян), купцов, изгоев и др. За убийство боярина (огнищанина, княжеского судьи) князь взыскивал с виновного 80 гривен (гривна около 200 граммов серебра), а за убийство смерда только 5 гривен. За кражу княжеского коня брали штраф 3 гривны, а за смердьего коня всего лишь 2 гривны. Подобное различие имеется и по другим статьям княжеского закона. Все это говорит о наличии сословного неравенства в обществе древней Руси.

«Известно, - писал Ленин в 1902 г., - что в рабском и феодальном обществе различие классов фиксировалось и в сословном делении населения, сопровождалось установлением особого юридического места в государстве для каждого класса. Поэтому классы рабского и феодального (а также и крепостного) общества были также и особыми сословиями. Напротив, в капиталистическом, буржуазном обществе юридически все граждане равноправны, сословные деления уничтожены (по крайней мере в принципе), и потому классы перестали быть сословиями. Деление общества на классы - обще и рабскому и феодальному и буржуазному обществам, но в первых двух существовали классы-сословия, а в последнем классы бессословные».

Различия между сословиями и классами несомненно имеются. Владимир Ильич со всей резкостью обрушивался на либеральных народников типа г. Южакова, которые не понимали этого различия и смешивали «эти совершенно различные понятия».

По Южакову сословия предшествуют образованию классов. По Ленину - «сословия предполагают деление общества на классы, будучи одной из форм классовых различий». Ленин установил два отличия класса от сословия: «одно из отличий класса от сословия, именно что классы отличаются один от другого не юридическими привилегиями, а фактическими условиями, что, следовательно, классы современного общества (речь идет о буржуазном обществе) предполагают юридическое равенство». И далее - «другой признак, отличающий сословия от классов в истории Европы и России, именно, что сословия - принадлежность крепостного, а классы - капиталистического общества».

В.О. Ключевский так же, как либеральные народники, не устанавливал различия между классом и сословием. «Сословиями мы называем классы, - говорил Ключевский в первой лекции по истории сословий в России, - на которые делится общество по нравам и обязанностям. Права дает либо утверждает, а обязанности возлагает государственная верховная власть, выражающая свою волю в законе.

Сословное и классовое деление может и не совпадать, так как в феодальном обществе господствующий класс землевладельцев делится на ряд социальных групп-сословий - бояре, дворяне и духовенство, И даже в «Русской Правде» разнообразие социальных групп, облеченных определенными юридическими правами, фиксируется весьма точно.

На протяжении XI-XII веков «Русская Правда» изменялась, в нее вносились новые статьи и главы. Еще при жизни Ярослава Владимировича Мудрого его сыновья составили «Правду Ярославичей» как устав для управления княжескими имениями. Таким образом крупные феодальные вотчины в XI в. являются, непреложным фактом, они в достаточной степени оформились.

Б.Д. Греков пишет: «Вотчина крупного феодала в XI веке уже успела приобрести совершенно определенные черты. Это организованное хозяйство со всеми необходимыми соответственно времени деталями: жилые и хозяйственные постройки, пашенная земля и луга, борти и рыбные ловли; охота, администрация высшая и низовая, кадры непосредственных производителей, состоявшие из рабов, рядовичей (договорников) и смердов (крестьян). У каждой из этих категорий была своя история, но все они в той или иной мере уже успели очутиться в зависимости от крупного землевладельца, войти в рабочий состав феодальной по сути дела вотчины».

Феодальная вотчина (княжеская, боярская, монастырская) поглощала сельскую общину и закабаляла прежде свободное сельское население.

Феодально-крепостническая зависимость крестьян от князей и других земельных собственников усиливается на протяжении XI-XII вв. Владимир Ильич рассматривает крепостнические отношения в их развитии - смерды шли в кабалу и записывались за помещиками. Это значит, имелась часть крестьян, находившихся в подданстве того или иного князя (т. е. платившая дань), но еще не попавшая, по тем или иным причинам, в феодальную зависимость от местного земельного собственника. Количество их с каждым днем уменьшалось; за счет свободных смердов шел рост феодально зависимых крестьян.

Пути и методы порабощения прежде свободных общинников разнообразны. Кабала и «записывание» за помещиками были основными методами закрепощения крестьян.

«Русская Правда» как закон, охраняющий феодальную собственность, была кодексом Киевского государства, освящающим усиливающийся феодальный гнет.

Князья и бояре обязывали закабаленных смердов работать на барской пашне и выполнять всякого рода натуральные повинности.

Помещичья кабала крестьян имеет многовековую давность. «Слова менялись, законы издавались и исчезали, столетия проходили, - а суть дела оставалась прежняя. Отработки, это и есть кабальная зависимость крестьянина, который вынужден своим инвентарем обрабатывать соседние помещичьи земли. Отработочное хозяйство, это то же самое, подновленное, подкрашенное, перелицованное, крепостническое хозяйство».

Крепостническая кабала захватывала все новые и новые слои свободных общинников. «... В вотчине XI века в Киевском государстве, кроме рабов, - писал Б.Д. Греков, - мы встречаем людей, вынужденных идти в кабалу к богатым людям, - это всевозможные виды рядовичей (от слова «ряд» - договор), среда которых особенно хорошо нам известны закупы. Появление людей, поставленных в необходимость идти в кабалу, - это результат разложения общины... Попадал в зависимость к господам и крестьянин смерд, имеющий свои средства производства. Он попадал в зависимость вместе со своей землей, на которую богатые люди стали обращать все более и более внимания.

Так часть крестьянства уже в середине XI века успела познакомиться с крепостным ярмом».

При посредстве вооруженного насилия закреплялась власть феодала над смердом.

В статье «Великий почин» Владимир Ильич писал, что «Крепостническая организация общественного труда держалась на дисциплине палки, при крайней темноте и забитости трудящихся, которых грабила и над которыми издевалась горстка помещиков».

Необходимо отметить крайнюю неподвижность, косность феодального хозяйства раннего средневековья. «В образцовых феодальных хозяйствах раннего средневековья для денег почти вовсе не было места. Феодал получал от своих крепостных все, что ему было нужно, или в форме труда, или в виде готового продукта: женщины пряли и ткали лен и шерсть и шили платья, мужчины обрабатывали поля, дети пасли скот господина, собирали для него грибы и ягоды, птичьи гнезда, подстилку для скота; кроме того вся семья должна была доставлять еще зерно, овощи, яйца, масло, сыр, птицу, молодняк скота и многое другое. Каждое феодальное хозяйство само удовлетворяло свои нужды целиком, даже военные поставки собирались продуктами. Торговли, обмена не было, деньги были излишни».

Сельское население вело разнообразное хозяйствование. На первом плане, конечно, стояло земледелие.

Кроме земледелия, жители Руси занимались скотоводством и промыслами.

Наиболее простой и примитивной формой промышленности, не отрываемой от патриархального земледелия, можно считать домашнюю промышленность. «Домашнею промышленностью мы называем переработку сырых материалов в том самом хозяйстве (крестьянской семье), которое их добывает. Домашние промыслы составляют необходимую принадлежность натурального хозяйства».

При этом промышленности, как профессии, еще нет в этой форме: промысел здесь неразрывно связан с земледелием в одно целое.

Разнообразные письменные источники, начиная от летописей и кончая описаниями арабских путешественников, говорят о бортничестве как об одном из древнейших и очень важном промысловом занятии славян. «Бортный промысел» являлся самой древней и примитивной формой пчеловодства. Бортники искали мед и воск в дуплистых деревьях, где складывали свои соты дикие пчелы. Для более удобного извлечения сот из дупла предварительно вставляли «должеи» - отъемные доски. За этими дуплистыми деревьями с пчелами, которые назывались «бортями», люди внимательно следили.

В княжеских и боярских хозяйствах «бортничество» являлось необходимой принадлежностью. Создавались специальные «бортные ухожаи», дававшие значительные запасы меда и воска.

В Карамзинском списке «Русской Правды» были вставлены особые статьи о прибыли пчел. В статье девятой о пчелах написано: «А от двоих пчел на 12 лет приплода роев и с старыми пчелами 200 и 50 и 6 роев. А то кунами 100 гривен и 20 гривен и 4 гривны. А то чтено по полугривне рои с медом. А приплода на лето по единому рою».

«Русская Правда» (закон) охраняла частную собственность «бортных ухожаев»; за порчу и присвоение чужой борти существовали строгие наказания. По всем спискам и редакциям «Русской Правды» имеются особые статьи о штрафах за разрушение «чужой борти». Во второй редакции «Русской Правды», по новгородскому списку, статья 13 гласит: «А с княжи борте 3 гривны, или пожьгуть или издеруть».

Третья редакция «Русской Правды» по Троицкому списку содержит две статьи (100 и 101) о борти, где дается более пространное толкование о штрафах:

«Аже борть подътнеть, то 3 гривны продаже, а за дерево полгривны.

Аже пчелы выдереть, то три гривны продажи, а за мед, аже будеть пчелы на лажены (не выложены), то 10 кун. Будеть ли олек рекше гнездо, то 5 кун».

Все эти данные приводят к выводу о большом значении бортных промыслов у славян, и в особенности там, где были благоприятные растительные и климатические условия.

Мед и воск, как известно, составляли весьма важную статью древнеславянского экспорта, - и этим, в значительной степени, объясняется то внимание к бортничеству, которое мы находим в княжеском законодательстве.

В XI веке происходит выделение городского ремесла. Городское население занималось гончарным делом, изготовлением металлических изделий, прядением и шитьем.

Ленин считал ремесло необходимой составной частью городского быта. Что такое ремесло? По характеристике Ленина, «Первой формой промышленности, отрываемой от патриархального земледелия, является ремесло, т. е. производство изделий по заказу потребителя. Материал может принадлежать при этом потребителю-заказчику или ремесленнику, а оплата труда ремесленника происходит либо деньгами, либо натурой (помещение к содержание ремесленника, вознаграждение долей продукта, например муки и т. д.)».

Развитие ремесла не исключалось и в деревне. «Будучи необходимой составной частью городского быта, ремесло распространено в значительной степени и в деревнях, служа дополнением крестьянского хозяйства. Известный процент сельского населения представляют из себя специалисты-ремесленники, занимающиеся (иногда исключительно, иногда в связи с земледелием) выделкой кож, обуви, одежды, кузнечной работой, окраской домашних тканей, отделкой крестьянских сукон, переработкой зерна в муку и т. д.».

Об этом говорят как ранние, так и поздние данные археологических раскопок в междуречье Волги и Оки.

Экспедиция Академии истории материальной культуры имени Н.Я. Марра, с участием Ивановского областного и Суздальского музеев, произвела археологические раскопки в Суздале. На территории раскопок было «обнаружено более 400 различных предметов и несколько тысяч обломков глиняной посуды, относящихся к XI-XII вв. и к более позднему периоду. Найдены куски железной руды, железные и медные шлаки, части тиглей, в которых происходила плавка руды. Очевидно, в Суздале занимались изготовлением металлических предметов уже в самый ранний период существования города. Большое количество обломков гладких и витых браслет разных цветов, а также части полуфабриката и шлаки стекловидной массы дают основание предполагать, что здесь было производство стеклянных браслет.

О занятии скотоводством и об использовании лошади говорит огромное количество костей домашних животных, а также удила и пряжки от конской сбруи.

Жители Суздаля занимались прядением и шитьем. Найдены шиферные и глиняные пряслицы от веретен, железные иглы и ножницы. Значительное количество костей рыбы, железный крючок, блесна (снаряд для ловли рыбы) и грузила от сетей указывают на занятие рыболовством.

Из предметов быта, найденных при раскопках, первое место по своему количеству занимают обломки глиняной посуды. Посуда - плоскодонные горшки, плошки, тарелки, делалась на гончарном круге. Исключительный интерес представляют части от глиняных горшков в виде поддонков, имеющие боковые отверстия (что встречается редко). Горшки украшались линейным и волнистым орнаментом, а на днищах иногда ставилось клеймо мастера. Кроме глиняных, найдены два обломка медной массивной посуды. Довольно много найдено железных ножей различной формы и величины, части брусков на которых оттачивались ножи, замки и ключи древней формы (X-XII вв.), которые появились с переходом от родового строя к феодальному.

Из вещей личного обихода обнаружены: медные и железные поясные пряжки, застежки (XI-XIII вв.), сердоликовые, бипирамидальные и стеклянные, с желтой и черной окраской, бусы, часть серебряной серьги XVI-XVII веков, медные пуговицы, медные поясные кольца, железные подковы от обуви и части кожаной обуви. При раскопках найдены изразцы с поливой и без поливы, кирпичи. Самый ранний кирпич представляет собой плитку в 20-22 сантиметра шириной и 3,5 сантиметра толщиной.

Все это разнообразие предметов дает возможность восстановить занятия и быт как ранних (XI-XIII вв.) так и более поздних обитателей Суздаля».

СУЗДАЛЬСКАЯ РУСЬ - история Владимиро-Суздальской Руси, ее зарождение, развитие и упадок

Глава 2. Ростово-Суздальская земля в составе Киевского государства

Варяжское завоевание славянских племен

Полюдье - сбор дани князьями и дружинниками

Введение христианской веры

Отражение степных завоевателей

Князь Ярослав Мудрый и появление Русской правды

Стихийные народные восстания - ответ на усиление феодального гнета

Ростово-Суздальская земля - вотчинное княжество Владимира Мономаха

Князь Юрий Долгорукий